| | vivaspb.com | finntalk.com

Телефон для жалоб
и обращений граждан:
8(8342)47-21-74

Левщанова Мария Гавриловна

Моя мама, Мария Гавриловна Левщанова (Сенгаева), родилась в 1920 году в селе Вармазейка Республики Мордовия. Ушла из жизни 28 августа 2007 года. Была участником Великой Отечественной войны. Вот что я узнал от нее об ужасах того времени.
«Мы были мобилизованы на фронт в сентябре 1942 года. Из Вармазейки нас было четверо: я, Кабаева Анастасия Ивановна (Ендолова), Кутурова Прасковья Владимировна (Бочкарёва), Кручинкина Анна Даниловна (Ямушева).
Провожали нас всем селом. Слез было пролито много: необычное это дело – девушки на фронт едут.
Наша солдатская жизнь началась в Саратове. Три месяца мы находились там в пополнении. Подъем в 6 утра, учения. Потом нас назначили в аэростатную часть, которая охраняла военный завод. Каждую ночь мы заполняли газом аэростаты и поднимали их над заводом, утром с помощью лебёдок убирали аэростаты до вечера.
Затем нас перевели в зенитную часть. Наш расчёт обслуживал 37-мм зенитное орудие. Мы его установили в углубление, которое вырыли сами, для снарядов - ниши, для жилья - землянки. Зима была очень холодной, было голодно. Суп варился из сушеной картошки, она желтая и невкусная. Чаще выдавался сухой паёк: сухари, сахар, махорка для курящих. С тех пор я дома никогда не ем сухари.
Брат мой Сенгаев Афанасий Иванович служил в Куйбышеве, готовил новобранцев на фронт. Он приезжал нас навестить, привозил кое–что покушать, делили по-солдатски - поровну.
В Саратове приняли присягу. Стали настоящими солдатами.
Между тем наши войска продолжали наступление на восток. Наш 1860-й зенитно–артиллерийский полк был переброшен на Украину.
Ехали тремя эшелонами. Немецкие самолеты бомбили нас. Два наших эшелона проскочили, а третий в 6 часов вечера был разбомблен под Житомиром, многие наши подруги погибли.
Выгружались мы ночью под Львовом на станции Верба. Стояли там недолго - 3–4 дня. Потом были переброшены в город Ротище на реке Стырь. Наша машина по пути застряла в лесу. Ночь. Бросили жребий. Мне досталось дежурить у машины. Стою с автоматом. Было очень страшно. В лесах шныряли бандеровцы. К счастью, ко мне подходили только дикие козы да кабаны.
Утром машину вытащили. Наш полк расположился на реке Стырь. Вода в реке была чёрной от крови. Жители рассказывали, много наших солдат погибло при переправе, большинство 1925 года рождения.
Мы охраняли мост и железнодорожную станцию. На путях много составов, немцы бомбили ночами. Мы привыкли к этим бомбёжкам, наш расчет всегда был в полном составе, стреляли по самолетам врага, удавалось сбивать.
Во время одного из налетов в соседнем расчете от прямого попадания погибли две девушки из Ичалок. Мы их потом хоронили. Наплакались, все цветы, что уцелели вокруг, положили на их могилу.
Похоронены они у города Ротище на лесной опушке.
Осенью 1944 года стояли в Польше на реке Висла, охраняли мост. Немцы подорвали Карпатскую плотину и все наши расчеты очень быстро залило водой. По грудь в холодной воде спасали снаряды, орудия.
В Польше была интересная встреча. Подходит к нам старик, спрашивает на русском языке, нет ли кого из Мордовии. Мы сказали. Он рассказал, что родом из нашего района, из Аржадеева, назвал фамилию, имя жены, детей. В Польше он оказался еще с первой Мировой войны. Его раненого выходила полячка, так он с ней и жил.
Наши расчеты продвигались на запад по ночам. Мы вступили на германскую территорию. Первым немецким городом был Козель, потом Бреслау на реке Одер. Недалеко от нас была окруженная 8-тысячная немецкая группировка. Слышно было, как немцы играли на губной гармошке. Фашисты сбрасывали немцам парашюты с продовольствием и боеприпасами. Мы эти парашюты перехватывали.
…Победу встретили ночью. Я стояла на посту. Тишина. Расчеты спят. Командир дивизиона спрашивает: «Кто на посту?» Отвечаю: «Сенгаева».
- «Объявляйте тревогу! Война кончилась!» И так по всем расчетам.
Я не могу описать мое состояние в то время. Это надо пережить. Весь дивизион был поднят по тревоге, построен. Объявили, что война закончилась, приказали в честь победы дать несколько залпов в воздух. Мы почти все снаряды перестреляли, никак не могли остановиться.
Утром - чемоданное настроение, но домой отпускать нас не спешили. Учения продолжались каждый день, орудие содержали в идеальной чистоте. Война кончилась, а наши солдаты еще гибли под пулями снайперов, от подложенных мин.
Демобилизованы мы были 15 августа. Составы наши ехали через Киев, он уже восстанавливался. Всюду нас встречали торжественно. В Харькове на перроне смотрели кино.
Приехали в пункт расформирования город - Куйбышев. Там попрощались с подругами, поехали в Саранск. В Саранске задержались двое суток, не могли отправить. Наконец, Оброчное, оттуда на лошадях до Александровки.
Встречать нас приехал отец Анастасии - Кабаев Иван Иванович. Приехали домой поздно вечером».
Я горжусь своей мамой, которая в числе простых солдат отстояла свободу нашей Родины.

 Виктор Андреевич Левщанов
АО «Газпром газораспределение Саранск»